ru

ТОП — 5 судебных позиций в налоговых спорах в 2020 году

Источник: Лига:ЗАКОН

Судебная практика в налоговых спорах играет одну из важнейших ролей при формировании позиции по защите интересов налогоплательщика. А в свете того, что статьей 13 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» закреплено правило, согласно которому выводы, изложенные в постановлениях Верховного суда, являются обязательными для всех субъектов властных полномочий и должны учитываться судами предыдущих инстанций, каждое решение подлежит особому анализу.

Предлагаем рассмотреть те решения судов 2020 года, которые, по нашему мнению, существенно повлияют на налогоплательщиков.

  1. Отсутствие подписи ревизора-инспектора на Акте проверки является основанием для признания такого акта недействительным.

Нередки случаи, когда налогоплательщик получает акт налоговой проверки, сверяет наличие всех подписей ревизоров-инспекторов, а напротив некоторых фамилий стоит отметка о пребывании инспектора в отпуске. Этот вопрос долго было дискуссионным, и вот, Верховный суд 5 марта 2020 по результатам рассмотрения дела № 826/16217/17 наконец предоставил свои разъяснения.

Суд отметил, что «отсутствие подписей должностных лиц контролирующего органа, которые проводили проверку, в Акте проверки делает такой акт недействительным, а потому последний не может служить основанием для принятия налоговых уведомлений-решений о начислении налогоплательщику налоговых обязательств, а, следовательно, исковые требования об отмене оспариваемых налоговых уведомлений-решений являются обоснованными и подлежат удовлетворению.»

Почему суд так решил?

  • Во-первых, Порядок № 727, регламентирующий порядок оформления результатов проверок, предусматривает обязательное наличие подписей должностных лиц контролирующего органа, которые проводили проверку.
  • Во-вторых, ГОСТ 4163-2003 (требования к оформлению документов) относит подпись к обязательным реквизитам документа.
  • В-третьих, Национальный стандарт, посвященный делопроизводству и архивному делу, говорит, что подпись служебного документа – это реквизит служебного документа, свидетельствующий об ответственности человека за его содержание и является единственным или одним из реквизитов, предоставляющим документу юридическую силу.

Какой делаем вывод? Наличие подписей всех ревизоров-инспекторов, которые проводили проверку и которые указаны в вводной части акта проверки, является основополагающим обстоятельством для действительности такого Акта проверки.

  1. Включение налогоплательщика в план-график налоговых проверок нарушает его права, а, следовательно, такое право может быть защищено судом.

Ранее суды считали, что при включении налогоплательщика в план-график плановых проверок плательщиков, контролирующими органами не принималось каких-либо нормативно-правовых актов или актов индивидуального действия, которые непосредственно нарушали права или интересы истца. Поэтому факт включения налогоплательщика в план — график проведения проверок не создает для субъекта хозяйствования никаких правовых последствий в виде возникновения, изменения или прекращения его прав.

Однако, второй апелляционный административный суд рассматривая дело № 520 / 6387/19 пришел к очень интересному, на наш взгляд, выводу.

Суд отметил, что согласно Порядку №524, регламентирующему формирование плана-графика проведения документальных плановых проверок налогоплательщиков, в план-график включаются налогоплательщики реального сектора экономики, осуществляющие финансово-хозяйственную деятельность, которые платят налоги и взяты на учет в контролирующих органах как налогоплательщики по основному месту учета.

Формирование перечня налогоплательщиков к плану-графику проводится по критериям рисков, в том числе по данным информационных систем ДФС.

Налогоплательщик включается в план-график проведения проверок в зависимости от степени риска в деятельности такого налогоплательщика.

Суд пришел к выводу, что «контролирующие органы при включении истца в план-график проведения документальных проверок налогоплательщика на 2019 осуществляли властные полномочия на основании норм действующего законодательства, путем совершения действий по включению предприятия-истца в план-график проверок. Такие действия в дальнейшем приводят к совершению налоговым органом соответствующей проверки, началу которой предшествует издание приказа о назначении проверки и оформление соответствующих направлений. Поскольку включение предприятия-истца произошло исключительно на основании установления ответчиками в отношении этого лица критериев рискованности (налогоплательщику присвоена степень рисковости), указанные действия оказывают негативное влияние на деловую репутацию субъекта хозяйствования, а потому такие действия могут быть предметом судебного спора.»

Какой делаем вывод? Суд дает надежду налогоплательщикам на то, что включение в план-график налоговых проверок не является приговором для субъекта хозяйствования. Подобрав правильные аргументы и доказательную базу, налогоплательщик все же может отстоять свои права в суде.

  1. Требование об отмене решения контролирующего органа и обязательстве совершить действие является одним требованием, а потому судебный сбор платится как за одно неимущественное требование.

При обжаловании решений об отказе в регистрации налоговых накладных и обязательства зарегистрировать налоговые накладные, например, суды оставляют исковые заявления без движения. Причиной указывают тот факт, что требование о признании решения противоправным и обязательства зарегистрировать налоговую накладную являются двумя различными требованиями неимущественного характера, а потому просят доплатить судебный сбор.

Верховный суд в постановлении от 5 июня 2020 по делу № 280/5161/19 обратил внимание, что требование о признании противоправными акта, действия или бездействия как предпосылки для применения других способов защиты нарушенного права (отменить или признать недействительным решение или отдельные его положения, обязать принять решение, совершить действия или воздержаться от их совершения и т.п.), как способа устранения последствий противоправности акта, действий или бездействия, является одним процессуальным требованием.

На это обратил свое внимание Верховный суд в постановлении от 18 февраля 2020 по делу № 320/3053/19.

Какой делаем вывод? Требование о признании противоправными акта, действия или бездействия как предпосылка для применения других способов защиты нарушенного права – обязать принять решение, совершить действия или воздержаться от их совершения является ОДНИМ процессуальным требованием, а потому за такое требование уплачивается судебный сбор как за ОДНО требование.

  1. Налоговая информация не является надлежащим доказательством.

Контролирующий орган часто обосновывает любые свои действия и/или решение наличием у него налоговой информации. Эта же налоговая информация становится основанием для признания налогоплательщика рисковым, направления запросов и даже основанием для доначислений по результатам налоговых проверок.

В рамках ли закона все это? На этот вопрос ответил Верховный Суд в решении от 02.04.2020 по делу № 160/93/19.

Суд пришел к выводу, что «любая налоговая информация, имеющаяся в информационно-аналитических базах относительно контрагентов предприятия по цепочкам поставок, а также налоговая информация, предоставленная другими контролирующими органами, в том числе и полученная по причинам невозможности проведения документальных проверок, носит исключительно информативный характер и не является надлежащим доказательством в понимании процессуального закона.»

Аналогичное решение принял Верховный Суд 04.06.2020 года по делу №340 / 422/19.

Также Второй апелляционный административный суд в решении от 14 мая 2020 по делу № 520/11179/18 отметил, что «в случае, если в силу закона налоговым органом получена налоговая информацию, акты проверки, справки встречных сверок или акты о невозможности проведения встречных сверок, в которых изложены выводы о наличии признаков фиктивной хозяйственной деятельности, отсутствии факта реального совершения хозяйственных операций, совершении контрагентом налогоплательщика ничтожной сделки или отражении в отчетности показателей хозяйственных операций, которые фактически не состоялись, не освобождает такой налоговый орган от выполнения обязанности по установлению и доказательству факта совершения конкретным налогоплательщиком нарушения закона.»

Какой делаем вывод? Само по себе наличие налоговой информации не может быть основанием для привлечения налогоплательщика к ответственности, и такая налоговая информация не является надлежащим доказательством в понимании действующего процессуального законодательства. А значит, контролирующие органы обязаны доказывать надлежащими и допустимыми доказательствами факт нарушения налогоплательщиком требований действующего законодательства.

  1. Отсутствие денежных средств для уплаты судебного сбора может быть основанием для возобновления пропущенного срока.

Контролирующие органы часто злоупотребляют своими процессуальными правами и постоянно повторно обращаются в апелляционный или кассационный суд с жалобами, вместе с которыми подают ходатайства о восстановлении сроков. В таких ходатайствах фискалы отмечают, что пропустили срок на апелляционное/кассационное обжалование в связи с отсутствием финансирования на оплату судебного сбора.

Такое повторное обращение может происходить даже через год после вступления в силу решения. На практике встречаются случаи, когда контролирующий орган подает две и более жалобы с той же аргументацией.

В течение длительного времени судебная практика была достаточно однозначной. Суды говорили о том, что стороны равны в своих правах, а потому отсутствие финансирования не является основанием для возобновления сроков. Такие выводы содержались в постановлениях Верховного суда № 806/5362/15 от 20.04.2020 года и № 1440/1629/18 от 04.02.2020 года.

И все бы ничего, но Верховный суд по делу № 820/1212/17 от 15.05.2020 года пришел к кардинально противоположному выводу. Суд принял во внимание копии документов, содержание которых свидетельствует об обращении ответчика в вышестоящий орган о выделении средств для уплаты судебного сбора и пришел к выводу, что «закон не исключает возможности возобновления субъекту властных полномочий процессуального срока, в том числе срока на апелляционное обжалование судебного решения, пропущенного из-за финансовой несостоятельности оплатить судебный сбор. Исключительность таких случаев может быть обусловлена, в частности размером судебного сбора, который согласно закону подлежит уплате за подачу апелляционной жалобы, поскольку это может влиять на продолжительность процедуры уплаты судебного сбора государственным казначейством.»

Какой делаем вывод? Постановление Верховного суда не совсем соответствует принципам административного судопроизводства. Своим решением суд фактически предоставляет процессуальное преимущество органу государственной власти. В свою очередь, ни одного подобного решения, которое бы выносилось в пользу налогоплательщика, мы так и не нашли. Последствия вынесения такого решения спрогнозировать сложно, однако можно сказать точно, что теперь контролирующему органу предоставили возможность и дальше злоупотреблять процессуальными правами, ссылаясь уже на решение Верховного суда.

Решения судов, которые мы проанализировали, дают понять, что безвыходных ситуаций не бывает. Если у налогоплательщика есть надлежащим образом оформленная первичная документация, есть желание отстоять свою позицию и квалифицированная юридическая поддержка, то такой налогоплательщик имеет все шансы одержать победу в суде.